Вы здесь

Уникальная коллекция семян НИИ Вавилова разрушается

Минфин России не выделяет средства на хранящуюся в НИИ Растениеводства имени Вавилова коллекцию образцов. Причина — отсутствие документов, подтверждающих государственный статус этой коллекции.

Содержать коллекцию институт вынужден на деньги, которые выделяются на научные исследования, но даже их катастрофически не хватает. Спасти фонд может лишь принятие закона «О генетических ресурсах растений для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства», разработанного Минсельхозом. А пока закон не принят, самая старая и крупнейшая в мире уникальная коллекция образцов растений умирает.

— На основании закона «О науке» сама по себе коллекция не финансируется, финансируются научные исследования, которые делают на основе этой коллекции. А содержание этой коллекции — как раз самая дорогостоящая вещь, — сетует доктор биологических наук, замдиректора НИИ Вавилова Сергей Алексанян. — Сумма, необходимая для хранения только одного образца, может доходить до $200 в год, а у нас таких образцов 324 тыс. В год нам нужно около 425 млн рублей, а мы не получили и половины этих средств.

Генетический банк в Санкт-Петербурге хранит растения, многие из которых уже не встречаются в природе, и такое хранение — единственная надежда их возродить. Одной только пшеницы в банке насчитывается около 45 тыс. образцов. Среди них, например, карликовая пшеница норин, выведенная в Японии в 1943 году, скрещивание с которой позволило увеличить урожайность многих других сортов в несколько раз. Или сорт черной кукурузы — один из 15 тыс., имеющихся в коллекции, который, может, и не обладает высокими вкусовыми качествами, но совершенно необходим для селекции.

— Наш генетический банк можно уверенно назвать уникальным, мы единственные в мире и собираем, и храним, и занимаемся изучением генетических образцов растений. Такого комплексного подхода, как у нас, нет нигде, — рассказывает Алексанян. — В нашей коллекции есть редчайшие образцы. Вот, например, несколько лет назад к нам обратились ученые из Германии. Они по всему миру разыскивали сорт чечевицы Спатс, который сами и вывели в 1911 году в Баден-Вюртемберге. До Первой Мировой войны этот сорт был очень распространен по всей территории Германии, а потом его утратили. Образец остался только в нашем генетическом банке. Немцы были счастливы, теперь они снова начали разводить этот сорт.

Коллекцию стали собирать 180 лет назад, она является старейшей на планете. В ней хранятся образцы растений со всех континентов. Ежегодно в НИИ Вавилова поступают тысячи запросов на образцы из генетического банка. Если коллекция погибнет, проводить исследования и заниматься селекцией растений станет невозможно.

Законопроект готов уже давно, прошел множество согласований и общественные слушания, но так и не дошел до правительства. Когда Госдума будет рассматривать и принимать этот закон, в НИИ не знают, но считают, что промедление разрушит коллекцию.

— Умрут не только полевые коллекции, но и образцы, находящиеся в генетическом банке. Если они находятся в ящиках и морозильниках, некоторое время, конечно, протянуть можно. Но потом обязательно нужно проверять всхожесть, жизнеспособность, передавать на опытные станции, где их посадят, вырастят новый урожай и, таким образом, обновят образцы для коллекции. Каждый год нам нужно высаживать по 90 тыс. образцов. Это требует больших затрат, естественно. Поддержание коллекции стоит неимоверных усилий, — подводит итог Алексанян. — Без финансирования коллекция может умирать медленно, а может умереть одномоментно, если вдруг в институте, например, отключат электричество за неуплату.